01:36 

Нэрэтт
- ...наступит похолодание, возможен снег.
Кнопка громкости на старом, как прабабушкин сервиз, радио была похожа на кнопки на кухонной плите. Но увы: то, что новость о грядущих холодах стала глуше, метель за окном не убавило. Женя налепила на двадцать седьмое число снежинку, как и два календарных квадратика назад - и ледяные состайницы хищно потянули резные ложноножки в сторону обведённого красным кружком дня.
- Цыц! - Золоторёва щёлкнула по ним пальцем, и снежинки, звякнув, нехотя втянули прожорливые щупальца обратно. Девушка зыркнула за плечо, но Хьёрда выдавало только то, что он старательно не слушал для существа, различавшего треск льда в бокале тремя этажами ниже, и очень довольно молчал. И кончик бледного до ледовой полупрозрачности уха торчал с излишним, на Женькин взгляд, любопытством. Но будем считать, что смешок ей послышался.
Женя откашлялась, но Джек Фрост на кружке и чай, безусловно, интереснее, чем одна негодующая до искорок на пальцах (буквально) женщина.
- Большое спасибо за снег на Аланэрский день рождения, - завела тёмная, когда ухо, наконец, сменилось вопросом в паре льдисто-синих глаз, - серьёзно, спасибо, он был счастлив. Но когда я говорила про снег на свой день рождения, я шутила. Шу-ти-ла. Хьёрд, ты знаешь, что такое "чувство юмора" или тебе объяснить?
- Не очень хорошо, - дракон глотнул чаю. - Объясни?
Интересно, можно ли научиться издеваться, если из десятков тысяч лет среди снега, льдов и горных вершин с людьми и в людском обличье ты проводишь от силы... ну... тысячу? Сотню? Десять? Женя не уточняла.
Видимо, можно. Но Золоторёва допускала, что он серьёзно (всегда подозревая, что на самом деле издевается). Кто их разберёт, этих богов... и драконов. Если Кай был хотя бы наполовину человеком и воспитывался как человек - и оттого с ним было легче, то Хьёрд не был человеком вообще. И вёл себя соответствующе.
Если бы Золоторёва не прошла квест "научиться нормально общаться с графом Сармэленом", она бы, наверное, не справилась.
- Потом, - отмахнулась Женька, с ходу не придумав, как на пальцах объяснить божеству дальнего зимнего зарубежья, что такое "юмор", - ты мне лучше скажи: ты мне, что, до сих пор мстишь за то, что я тебе второй кусок сахара в чай не положила, да?
И девушка сжала ладонь, словно пытаясь связать снег за окном в узел.
- Я тебе уже объяснял, - терпения в голосе Хьёрда хватило бы на то, чтобы повторять это ровно и без раздражения, даже если Золоторёва будет обвинять его в подтасовке прогноза погоды и циклонов ежедневно, пока не потеряет все зубы, а время не вымоет её волосы до белизны сугроба, укрывшего внешний подоконник, - я не могу влиять на погоду, даже если очень захочу. Вас тут слишком много. И вы все - как вы говорите? - тянете одеяло на себя.
Женя выразительно глянула на дракона и стрельнула взглядом под потолок.
- Да, не могу. Да, несмотря на то, что я размером с гору. Мы пришли как созвучие, а не как противоречие. Понимаешь меня?
Золоторёва, вздохнув, кивнула, и Хьёрд вернулся к кружке. В глянцево-гладкой керамике отражалось не лицо, а драконья голова. И отражение дробилось - на два, три, четыре... десятки морд. Не всегда драконьих.
Один, безусловно, не мог. И они очень не любили несладкий чай.
Пока Женька с печалью смотрела, как двор заметает снегом, снежинки-паразитки втихаря расползлись изморозью по всему календарному листу.
Да здравствует март, четвёртый месяц зимы!

@темы: Хьёрд

URL
Комментарии
2017-03-28 в 12:18 

DanSoll
Мило)

2017-03-28 в 23:19 

Нэрэтт
DanSoll, ой! спасибо)
тут самозарождаются люди! здорово.))

URL
   

Лукоморье

главная